Фай
вы не поверите, но здесь про вас ни строчки
- Твою мать, - шипит она, устало закидывая ноги на стену и затягиваясь сигаретой, - Ебаная жизнь, ебаный пиздец.
- М?
- Хуйня.
Я фыркаю. Так всегда. Пиздец – это хуйня. Не знаю, кого она пытается обмануть. Скорее всего, себя. Не меня уж точно. Ей просто не хочется об этом говорить.

Она слишком живая. Её глаза горят огнём, тело в движении, даже «как же я блядь устала» она произносит с такой неиссякаемой энергией, с какой командуют «все на валку лесов» или «да здравствует армия!». Неиссякаемый мотор, вечный двигатель, горящее солнце, и к этому солнцу тянутся все, кому не лень – урвать кусочек тепла, света, энергии.
Ей пришлось научиться отсекать энергетических вампиров.

«Давай». Давай сделаем то, сделаем это, вперёд, жги, мы сможем, ебашь. Действие. Постоянное движение с миром, желание влиться во все потоки сразу, умение пристроиться повсюду, вникнуть, вломиться, понять, уловить.

Забавно наблюдать, как ей не похер на происходящее. Если не контролировать, то понимать всё и сразу, а, поняв и взяв в руки нити – тут же проконтролировать, потянуть, сделать идеально.
Не всегда это идеально – идеально, но, по крайней мере, у неё есть чёткая картина того, как должно быть. Уже одно это выделяет её из тысячи плывущих по течению.
Она или управляет потоком, или выходит из него. Неинтересно. Безответственно. Мертво.

Это всё забавно, забавно ровно настолько же, насколько она не видит всей своей живости и плохо воспринимает реальную картину.
У неё своя реальность, проблема только в том, что больно уж она похожа на наш мир. И ничто не сможет показать ей настоящую картину, потому что любые попытки она тут же логично (в её понимании) вкладывает в свою систему.

Бесполезно что-либо объяснять.

Живые эмоции, жизнь, громкость, привлечение внимания. Привлечёшь внимание – сможешь руководить. Вроде бы и логично… Наверняка она так всё и видит – я не удивлюсь.

Люди покупаются на её мир.

Это ли не хорошо?